Лагеря для отдыха родителей, профессиональные советчики и их лицензирование Какой комплекс услуг для приемных семей и ДДСТ предложат власти, чтобы улучшить заботу о детях

— На разного рода собраниях все говорят, что дети должны адаптироваться. А кто адаптирует меня? Ведь каждый раз дети, которые ко мне поступают — совсем разные, со своими уникальными проблемами и историями! Одного мальчика я усыновила, хотя это был, наверное, самый тяжелый ребенок из моей практики. Но я его полюбила. А одного ребенка я так и не смогла принять. Он все время хотел быть похож на моего Ваню. Но у меня дети находятся короткий срок. А я все время думаю: как же быть приемной семье, если им дали ребенка, а принятия так и не произошло? Как тогда с этим ребенком жить до его совершеннолетия?!», — вопросы, озвученные патронатной мамой Любовью Ящук, через заботу которой прошло уже 20 детей, стали квинтэссенцией встречи, которая произошла 18 сентября.

Недавняя смерть девочки Амины Менго в семье приемных родителей в Кривом Роге, всколыхнула всю Украину. Не имея выводов следствия о том, как именно погибла шестилетняя малышка, общественность буквально обрушила свой гнев на приемных родителей, обвиняя их в смерти ребенка. Между тем, дети по прямой или косвенной вине родителей в Украине гибнут, без преувеличения, каждый день, вне зависимости, родные это родители или приемные. Но если биологические родители часто не имеют достаточно места в сердцах для своего ребенка, то выделить его для всех «чужих» детей, которых направляют к ним в семьи, приемным родителям порой бывает еще сложнее. Тем не менее, усыновители в Украине находятся далеко не для каждого ребенка, который фактически остался сиротой или без опеки биологических родителей. А лучшей формы воспитания, чем семейная, человечество еще не изобрело.

Читайте также: «Смерть Амины Менго: где анализ трагедии и выработка механизмов по предотвращению подобных случаев?»

Поэтому на мероприятии, которое организовала международная благотворительная организация «СОС «Дитячі містечка Україна», эксперты по вопросам защиты прав детей, государственные служащие, специалисты соцсферы, а также приемные родители и родители-воспитатели  детских домов семейного типа (ДДСТ) собрались, чтобы наработать механизмы для усовершенствования подготовки и социального сопровождения приемных семей (ПС) и ДДСТ.

Подготовить почву для детей, которые «выходят»

Как озвучила начальник отдела семейных форм воспитания Минсоцполиитки Инна Гончарук, сегодня в Украине в ПС и ДДСТ воспитывается 13 631 ребенок. И из тех детей, которые в прошлом году получили статус, 79% уже устроены в семейные формы воспитания, а 21% остается в учреждениях институционного присмотра.

Однако эксперт в вопросах защиты прав детей Людмила Волынец, несмотря на рост в процентном соотношении цифр по устройству детей-сирот в семейные формы воспитания и под опеку, прогнозирует в ближайшие годы серьезное сокращение этих показателей.

Людмила Волынец переложила данные в процентах на абсолютные цифры

— Когда я переложила все проценты, что нам представляют, на абсолютные цифры, то определила картину, что на самом деле люди сегодня берут детей менее охотно, чем раньше. Когда, 10 лет назад, семьи перевели с финансирования из местных бюджетов на госбюджет, то был рывок, у людей выросло доверие. Потом, в 2010-м, была административная реформа, уничтожение Министерства семьи и молодежи — и вот вам реакция, все упало (как видно на графике, представленном Волынец, в 2008 году был устроен 2351 ребенок, в 2009 году — 1895 детей, а в 2010 году — лишь 1449 детей — Авт.). В 2011 году возник институт Уполномоченного по правам ребенка, и это снова вызвало активизацию (в 2012 году люди приняли на воспитание 2407 детей — Авт.). Но сегодня мы фактически доходим до черты 2006 года (1302 ребенка — в 2006 и 1422 — в 2016-м — Авт).

Параллельно давайте посмотрим и на процесс выхода детей из этих форм воспитания, ведь он естественен. Когда мы наращивали темпы в 2006-м, то было прогнозируемо, что через 10 лет будет большой процесс выхода, так как средний возраст детей, которых устраивали тогда, составлял 6,5 лет. И сегодня есть проблема в том, куда этим детям выходить. Также  можно спрогнозировать, что если у нас 2008-й год был пиковым по количеству устроенных детей, то 2018-й станет годом массового выхода детей из семей. Обращу внимание, что сегодня госструктурам нужно предусмотреть эту массовость и подготовить почву, куда они могут выйти.

«Необходимо пересмотреть подходы к подготовке семей»

Особого внимания, по мнению экспертов, заслуживает пересмотр к подходам в подготовке и сопровождении родителей в ПС и ДДСТ.

— Прежде у нас работал интернат для детей-сирот. В нем было 40 детей, — поделилась практическим опытом вице-президент благотворительного фонда «Социальная служба помощи» Наталья Андриевская. — С внедрением семейных форм воспитания мы обязались передать детей в них, построили три коттеджа и в 2012 открыли первый ДДСТ. Через год мы открыли второй дом, а затем — еще. И с момента первого открытия я стала мамой для мам.

Читайте также: в Украине будет создан Детский совет

Сопровождение требуется очень большое, потому что каждый день поступает несколько звонков с запросами. Мамы не знают, что делать, если ребенок переставляет местами буквы при чтении; как себя вести, если он весь вечер учил стихотворение, а с утра не может рассказать ни строчки. Все это показывает, что ПС и ДДСТ необходимы профессиональные сопровождающие, которые в любой момент могут подсказать родителям ответы на разные вопросы. Но госструктуры этого сегодня не дают, они не располагают и сотрудниками, у которых есть время и потенциал для такой работы. И это навело меня на мысль о том, что обучения родителей-воспитателей в течение трех дней, в течение недели — это очень мало.

Андриевская сделала акцент на необходимости разделения семей при подготовке — на тех, у кого есть свои биологические дети, и тех, у кого их нет. Потому что вопросы ревности между детьми очень обширны и требуют особой подготовки. А для семей, у которых нет своих детей, большой психотравмой оборачивается не продуманное распределение детей со стороны госслужб. Сперва к ним вводят семейную группу детей, а когда всех ребят  одновременно выводят на усыновление, то родители вдруг остаются совсем без воспитанников. Как ни готовь такие семьи, люди получают огромный стресс. Нужно это учитывать и устраивать в семьи, где нет биологических детей, по одному ребенку. Тогда вывод на усыновление будет менее травматичным.

Каждый из присутствовавших на встрече посвятил детской тематике многие годы своей жизни

Была солидарна с коллегой на счет сопровождения семей и директор ПБО «Надежда и жилье для детей в Украине» Галина Постолюк:

— Нужно иметь очень много компетенций, только специалиста по социальной работе недостаточно. Нужны узкопрофильные специалисты, так как это специфическая сфера». Приведу пример из  практики США, когда терапевт со специальным образованием проходит дополнительно 12 модулей в течение года и еще 6 месяцев после того, чтобы получить лицензию и подтвердить свой профессионализм в вопросах усыновления.

Читайте также: у Львовському інтернаті спальні вихованців використовували під розташування… туристів

Самыми «болючими» оказались выступления самих приемных родителей. Мамы рассказывали о том, что гораздо чаще специалистов госслужб волнует соответствие нормам в их домах квадратных метров, но порой до их сведения даже не доводят ни особенностей характера, потребностей ребенка, ни нюансов его развития. Бывало, например, так, что у ребенка случился приступ эпилепсии, а мама даже не подозревала, что это может случиться и пришлось ориентироваться по ходу.

Специалисты не исследуют на должном уровне, может ли эта семья на самом деле принять еще ребенка. Ведь есть такие семьи, что одного приемного ребенка они воспитывать могут, но им предлагают еще и еще, и те берут — из-за переоценки возможностей, из-за денег, хотя потенциала там больше нет. Также недостаточно глубокое изучение специалистами мотивации приводит к тому, что вскрываются случаи эксплуатации детей ради обогащения родителей, жестокого обращения с детьми. Они пятном ложатся на всю систему, общество начинает превратно воспринимать ПС и ДДСТ, что лишь обижает тех, кто искренне отдает себя заботе о чужих детях.

Читайте также: «Найбільшого опору протягом реформи інтернатів чекаємо від батьків»

Особо остро здесь стоит проблема выгорания родителей: когда ты в режиме 24\7 посвящаешь себя уходу за детьми, не остается времени на внимание друг для друга, во многих парах годами не бывает секса. Потому многие папы ищут себе отдушину на стороне, распадаются семьи.  Между тем, благотворительные организации уже и в этом направлении выработали «рецепт». Там, где хорошо налажено социальное сопровождение семей, соцработники остаются с детьми и подменяют родителей на тот срок, когда те отправляются в отпуск без детей. Потому имеется большой запрос к государству на создание лагерей отдыха для родителей, где они могли бы отдохнуть и восстановить отношения.

Также эксперты предложили исследовать вопрос лицензий на предоставление социальных услуг для детей и семей с детьми.

— Да, в последнее время у нас стало меньше тренеров, соцработников и других специалистов, которые должны готовить и сопровождать приемные семьи, — выслушав разные доводы, взял слово Уполномоченный Президента по правам детей Николай Кулеба. — Сейчас имеется серьезный запрос на профильных специалистов, государство не может его игнорировать. Я говорил с зарубежными коллегами, во многих странах действует принцип: 10% от общей суммы, которая выделяется на сопровождение ПС и ДДСТ, должна идти именно на подготовку и содержание специалистов, которые оказывают различные виды сопровождения таких форм семейного воспитания.

Как уточнила представитель Минсоцполитики Инна Гончарук, сегодня в Украине на поддержку ПС и ДДСТ выделяется 890 миллионов гривен в год (на каждого ребенка ежемесячно выплачивается два прожиточных минимума, плюс — 35% от общей суммы, выделяемой на приемных детей, выплачивается в качестве поощрения за труды родителям — Авт.) . То есть, сумма на цели, о которых говорил Кулеба, могла бы составлять до 100 миллионов гривен. По его утверждению, Минфин готов рассматривать такие траты, но нужно представить полную картину,  с обоснованиями о том, сколько, где и какие специалисты  требуются. Разработать такую стратегию с подсчетами, было предложено общественным организациям.

— Я вижу модель, где государство выступает заказчиком на эти услуги — подготовку специалистов, их обучение и обеспечение функционирования института поддержки для ПС и ДДСТ, — продолжил Кулеба. — А общественные организации обеспечивают эти услуги. Эта модель успешно работает в мире и нам не нужно изобретать велосипед.

В итоге встречи присутствовавшие решили создать рабочую группу, которая займется разработкой предложений по всем озвученным пунктам. С тем, чтобы разработать стратегию по их внедрению и принятию соответствующих решений на законодательном уровне.



Поделитесь.